ОБРАЗОВАНИЕ РОДИТЕЛЕЙ НА ОСНОВЕ МЕТОДОВ

ЛЕЧЕБНОЙ ПЕДАГОГИКИ

 

 

Английская пословица гласит: «Не воспитывайте детей, все равно они будут похожи на вас. Воспитывайте себя!» Эта народная мудрость обретает сегодня невероятную актуальность, отражая суть воспитательного процесса, следующего из самой природы семьи и взаимодействия поколений. Однако в настоящее время мы можем отметить недостаточность традиционных форм передачи опыта семейного воспитания от поколения к поколению, что вызывает необходимость целенаправленной подготовки человека к выполнению родительской роли. Эта идея находит все более широкое признание в мировом сообществе и рассматривается как условие развития здоровой семьи [1].

Сегодня, в эпоху структурных трансформаций общества, общечеловеческих ценностей и норм происходят не только кардинальные преобразования института семьи, который не обладает больше устойчивостью и защищенностью традиционалистского общества, но и существенные изменения в поведении и сознании человека. Эти «мутации» выражаются в представлениях, ожиданиях родителей, а также в позиции образовательных учреждений относительно воспитательного процесса. Изменения затрагивают целый ряд важных культурных, социальных и мировоззренческих аспектов, в частности, следующие.

  1. Детство не воспринимается в целом как полноценный период жизни растущего человека, а лишь как «трамплин» к будущей жизни, таким образом, обесценивается его роль и уникальные возможности в становлении здоровой и свободной личности. Ребенок же из субъекта воспитательного процесса довольно легко становится объектом педагогического воздействия, «продуктом массового производства».
  2. В современном воспитании и образовании значительно актуализируются интеллектуальные и прагматические ценности, связанные с достижениями и успехами в ущерб ценностям смысловым и межличностным.
  3. Движимые родительским тщеславием взрослые зачастую опираются не на потребности ребенка, а на собственные невротические желания и амбиции, стремясь научить ребенка разным наукам как можно раньше. Такое развитие, однако, приносит больше вреда, так как формирует «коронарный тип личности», который в будущем будет болезненно стремиться к достижению наилучшего результата, сверхвоплощению цели.
  4. Наблюдается растерянность и неуверенность многих родителей по отношению к собственным воспитательным действиям, направленных на ребенка. Это проявляется либо в излишней опеке, ограничивающей ребенка в развитии самостоятельности, либо в попустительстве, лишающего ребенка здорового поведенческого образца. В определенном смысле утрачивается глубинное инстинктивное понимание воспитания как здорового развития ребенка. Однако, если традиционные механизмы «отмирают», то на смену им должен прийти принципиально новый – сознательный подход к повышению функциональной грамотности родителей.
  5. Зачастую родители. Обилие информационных ресурсов и модных тенденций дезориентируют родителей, обнаруживая их беспомощность в различных воспитательных и семейных ситуациях. Имея довольно смутные представления о здоровом образе жизни и принципах воспитания, родители проявляют неготовность к обучению и склонность перекладывать  основную ответственность за воспитание своих детей на образовательные учреждения – детские сады, школы, центры развития и т.д. В отношении собственного обучения родители, как правило, заинтересованы в кратковременных консультациях, в ходе которых они намерены получить конкретные педагогические, психологические и другие рекомендации, содержащие готовые рецепты.
  6. Образовательные учреждения, зачастую действуют независимо от семьи, вне сферы семейного контроля, что лишь углубляет раскол между «семьей и школой». Кроме того, это приводит к расщеплению воспитательного авторитета и выступает крайне разрушительным фактором в воспитании цельной личности, а в худшем случае может выражаться в нарушениях поведения вплоть до социальных патологий разного рода (агрессия, насилие, правонарушения, преступность). Единство педагогов и родителей заключается по сути лишь в признании благотворного влияния полезной деятельности, которой должны заниматься дети. Однако отсутствует ясное представление о формах и содержании этой развивающей природосообразной деятельности с учетом современных социо-культурных требований к личностному развитию ребенка[1].
  7. Особые проблемы возникают в связи с возрастающим количеством неполных и конфликтных семей, где и родители, и дети испытывают дополнительные трудности и психические перегрузки, приводящие нередко к заболеваниям и определенным психическим отклонениям в развитии [1].     В таких ситуациях требуется комплексная помощь, в которой должны быть задействованы специалисты разного профиля.

Это далеко не полный перечень тревожных особенностей сегодняшнего состояния дел. Очевидным становится острое противоречие между ослаблением семьи, недостаточностью традиционных форм передачи опыта семейного воспитания и необходимостью целенаправленной подготовки человека к выполнению родительской роли. Идея целенаправленного обучения родителей сама по себе не является новой, но сегодня она должна учитывать происходящие институциональные изменения, опираться на новые достижения в области различных наук о человеке, носить неформальный, гибкий характер. Образовательная деятельность родителей должна пробуждать в них целый ряд не только конкретных, но и сущностных вопросов к себе и к жизни, стимулировать внутреннюю активность и более высокий уровень мотивации к собственному образованию.

Водораздел проходит не только между функциями семьи, школы и государства, он сосредоточен в умах людей, в их отношении к себе и к миру.

Опираясь на более чем 20-летний опыт работы в области альтернативной (вальдорфской) педагогики, мы полагаем, что основная проблема кроется в принципиальном понимании человека и осмыслении его сущности. Именно это понимание позволяет личности выстроить непротиворечивую картину мира, которая создает защищающую нишу и помогает преодолеть кризисы, страхи, уязвимость, отчужденность от природы и самого себя. Именно целостный образ человека создает концептуальную основу воспитательного процесса и здорового взаимодействия между взрослым и ребенком.

С начала 90-х годов в нашей стране развивается концепция вальдорфской педагогики, изучение и практическая реализация которой потребовали глубокого переосмысления традиционных методов образования и воспитания [2]. В основе вальдорфской педагогики лежит образ человека как единство трех составляющих – мышления, чувства и воли, духовного, душевного и телесного аспектов. Однако этот образ существует в вальдорфской педагогике не как символическое, отвлеченное понятие, а как структурообразующий элемент, на базе которого создается учебный план образовательного учреждения, строится работа педагогической коллегии, формируются внутренние и внешние социальные связи. В соответствии с триединым образом человека развивается взаимодействие трех полноценных участников школьной жизни – детей, педагогов и родителей. Так реализуется новый поход, в том числе и к родительскому образованию, определяются содержание и формы работы с родителями, включающую духовно-познавательный блок, художественные занятия и мастер-классы, совместную подготовку мероприятий.

Углублением вальдорфской педагогики является лечебная педагогика Р. Штайнера, которая предоставляет дополнительные возможности для образования родителей. В основе методов Штайнера лежит тщательное наблюдение и изучение феноменов – нарушений, затруднений, странностей. При этом само понятие «нарушения» не рассматривается с точки зрения дефицитарности, а диагностика не останавливается на констатации симптомов. Гораздо важнее увидеть, как ребенок выстраивает свои отношения с окружающим миром, как он проявляет себя в социуме.

Педагогическая и коррекционная работа с детьми выстраивается на трех уровнях.

Первый уровень – это работа с физической организацией ребенка. Основное внимание уделяется развитию правильного построения движений, использованию при этом различных иерархических уровней. Благодаря кропотливому развитию моторных навыков, у ребенка постепенно начинает пробуждаться собственная волевая активность, которая позволяет ему активнее включаться в жизненные процессы. Преодоление рефлекторной и подражательной моторики и постепенное доведение индивидуального движения до уровня автоматизации, позволяет ребенку уверенно освоить навыки самообслуживания, сформировать привычки, укрепить волевую сферу.

Следующий уровень – работа с эмоционально-чувственной организацией. Здесь на первый план выходит художественная деятельность, влияющая на развитие эмоциональности и креативности ребенка.

Освоение этих двух уровней является необходимым условием для успешной работы на третьем уровне, где проводится непосредственная работа с мышлением. Развитие способности понимания и обобщения осуществляется через дидактический материал, ориентированный на вальдорфский учебный план, который учитывает возрастные особенности детей. Основной задачей этого уровня является укрепление способности к формированию представлений и к познанию единой картины мира. Одним из примеров может служить процесс формирования представлений. В лечебной педагогике существует достаточно строгая последовательность при формировании представлений у детей с различными видами нарушений. Если мы хотим, к примеру, добиться понимания сказки у ребенка дошкольного или младшего школьного возраста, то сначала мы проигрываем с ним эту сказку в движении, распределив роли. При этом ребенок становится непосредственным участником действия. Затем мы разыгрываем ее с куклами, сделанными вместе, добиваясь при этом уже некоторого дистанцирования – вот я, а вот кукла, я говорю за куклу. В заключении ребенок рисует один или несколько эпизодов повествования, постепенно достигая уровня абстракции, и, таким образом углубляя и удерживая образы сказки.

На основе этих положений выстраивается концепция работы с родителями, которые часто теряются среди множества предложений различных видов коррекции. Необходимо показать им важность определения собственной воспитательной позиции. Для этого требуется выработать в себе эмпатию по отношению к собственному ребенку, чтобы лучше понимать его душевное состояние. Такое понимание является основой принятия правильных решений в вопросах развития и воспитания. Кроме этого, развивая эмпатию в себе, родители тем самым дают ребенку возможность получить неоценимый опыт самого процесса понимания, который является обязательным условием развития.Ребенок не просто подражает тому, что делают взрослые. Он способен чувствовать и понимать то, что стоит за поступками педагогов, воспитателей, родителей. Поэтому внутренняя работа, которую проделывают взрослые, становится также предметом его подражания.

Следующим этапом обучения родителей становится работа над созданием лечебно-педагогической атмосферы. Для когнитивного познания мира ребенку нужны определенные условия и родители здесь не должны ограничиваться только заботой о материальной составляющей развивающей среды. Важно, чтобы они сами находились в постоянном процессе такого познания, активно вовлекая в него ребенка. Взрослый должен сам уметь делать открытия в мелочах. Для этого он должен не только сохранить, но и сознательно развивать в себе живой интерес к миру, который характерен для маленького ребенка, только начинающего складывать для себя представление об окружающем.

Заключительным этапом становится освоение родителями лечебно-формирующего действия, т.е. развитие умения раскрывать для ребенка возможности познания мира через деятельность.

Содержание и методы работы с детьми, используемые вальдорфской педагогикой, становятся основой неформального сознательного образования родителей, которое осуществляется в разных удобных для них формах. Родителям, желающим овладеть методами лечебной педагогики, предлагается пройти полный курс обучения, состоящий из пятнадцати взаимосвязанных модулей. Возможно также посещение отдельных тематических лекций, семинаров, тренингов и мастер-классов по умению наблюдать за шагами в развитии ребенка, по фазам детского развития, по развитию способности к совместной познавательной деятельности с ребенком и т.д. Не менее эффективной формой обучения родителей служит лечебно-педагогическая и семейная консультация, в ходе которой вместе с родителями составляется индивидуальная программы поэтапного развития ребенка с проработкой каждого уровня.

При необходимости для оказания помощи детям и родителям привлекаются специалисты других профилей. К ним относятся врачи, преимущественно гомеопаты, для назначения конституциональной терапии, направленной на приведение в равновесие всех систем организма. Арт-терапевты, которые художественными методами способствуют гармонизации ритмических процессов и душевной жизни ребенка;эвритмисты, развивающие эмоционально-волевую сферу, оказывающие помощь в социализации через движение и выразительные жесты; художники, которые путем создания художественно-ремесленного произведения добиваются переживания и понимания целостности мира.

Коллективное обсуждение различных случаев из практики создает дополнительную поддержку для родителей в решении сложных воспитательных и семейных ситуаций. К сожалению, концепция лечебной педагогики еще недостаточно известна в нашем городе и в стране и ее потенциал не используется в полую силу, однако мы надеемся, что со временем она займет свое достойное место в педагогической среде.

 

 

 

 

Литература

 

1. Букина Н.Н. Развитие неформального образования родителей как воспитателей – Академический вестник Института образования взрослых РАО. Человек и образование – 2010г. –№4. – С. С.10-14

2. Виноградова И.Г. Вальдорфский учитель вчера и сегодня. Петербургский опыт. – Серия «Образование взрослых в современном мире» /под ред. д.э.н., проф. Н.П. Литвиновой, Т.11 – СПб.: Изд-во «Тускарора», 2008г.

3. Кениг К. Развитие чувств и телесный опыт, Духовное познание, Калуга, 2002

4. Штайнер Р. Лечебно-педагогический курс, Духовное познание, Калуга, 1995

5. Niemayer M., Gastkemper M., Kamps F. Entwickungsstörungen bei Kindern und Jugendlichen. Verlag am Goethteanum, 2011

 

 

 

Авторы: контакты

Виноградова Ирина Геннадьевна  irvin06@inbox.ru

Голубева Ольга Борисовна  ihp_spb@mail.ru

 

ИМПУЛЬСЫ ЛЕЧЕБНОЙ ПЕДАГОГИКИ

 

Заметным инновационным явлением с начала 90-х годов в нашей стране прошлого столетия становится лечебная педагогика.

Могли ли мы понимать и знать тогда, что, пройдя этот путь, мы обретем нечто большее, чем профессиональные навыки работы с детьми с нарушениями. По мере погружения в практику лечебно-педагогической деятельности произошли качественные преобразования собственной личности, саморазвитие и самоидентификация, открытия и встречи.

Много раз приходилось слышать, что то, чем напитана лечебная педагогика, это именно и есть то, что искал и обрел, и что это уже становится твоим навсегда.

И сейчас, по прошествии 20 лет, когда можно подвести промежуточные итоги, понимаешь, что истина вещей в их простоте и искренности жеста.

Современная лечебная педагогика, основанная на общем учении о человеке Р.Штайнера все больше и больше обращается к биографии жизни человека с нарушениями. Биографическая литература становится нашими учебниками и предметом научного исследования. Биография человека с нарушением выступает как основная ценность в профессии лечебного педагога.

В мой первый класс, который открывался в 1995 году, пришел мальчик Миша. Он с большим рудом мог спокойно сидеть за партой, рвал тетради, толкал одноклассников. И вот однажды, рассказывая своим ученика сказку В.Одоевского "Мороз Иванович", я предлагала ученикам быть кому-то Рукоделицей, кому-то Ленивицей. Было два сарафана: шелковый для Рукоделицы, и из мешковины для Ленивицы. Мише я не предлагала быть Рукоделицей. "Ну, какой он Рукоделица? Дерется, не слушается", -думала я. И вот однажды, воспитательница класса предложила Мише надеть шелковый сарафан. И в этот момент Миша выпрямился, поднял голову и посмотрел на меня. Я встретилась с ним взглядом.

Это встреча глаза в глаза стала поворотным пунктом в моей дальнейшей профессиональной деятельности. Именно тогда мне стало понятно, что я смотрела, но я не видела, я воспринимала, но я не чувствовала, я учила, но не обучалась сама. Этот шанс - встреча, который был как подарок, мог бы и не случиться. Шанс, как использованная возможность в осознании собственной профессиональной и человеческой компетенции.

Несмотря на ограниченные возможности организма (в данном случае у Миши можно говорить о слабости произвольности в управлении собственным поведением, действиями), внутри живет душевное тепло в образе «рукоделицы». Принятие этого образа, удержание этого образа педагогом меняет отношение к субъекту, у которого мы встречаемся с нарушением, и которое делает его в социальном плане не похожим на меня.

Он несет по жизни эту непохожесть, и моя персональная человеческая задача принимать ее как данность и учиться, прежде всего, самому, уважать в человеке с нарушением человека. Человек рождается с нарушением и это данность. Дальше может быть только единственное право сообщества людей и каждого отдельного человека – дать этому человеку право иметь нарушение. Эта позиция может быть облечена в форму закона. Но эта- позиция – должна быть, есть, естественная принадлежность каждого человека.

Если это становится очевидным, то тогда в своей профессиональной деятельности, я не исправляю дефект, нарушение, я учу человека жить с этим нарушением, обходится с ним, если угодно приспосабливаться под него. И тогда я ищу в нем «рукоделицу», как внутренний образ Я, обращаюсь к нему, нахожу пути встречи с ним.

Во втором докладе "Лечебнопедагогического курса" Р.Штайнера  [1]предлагается смотреть с любовью на то, что идет навстречу. Оживлять в себе то, что идет навстречу.

Р. Штайнер [1]говорит об интенсивности вживания в мистерию человеческой организации, о напряженном вглядывании. Задачей здесь становится развитие наблюдения, развитие способности видеть то, что есть. Найти в себе мужество сказать: «Я это могу». И тогда это становится основным мотивом формирования сознания.

В десятом докладе "Лечебнопедагогического курса" мы находим следующее: "Если вы действительно хотите стать воспитателями, особенно неполноценных детей, необходимо, чтобы вы наискромнейшим образом развивали благоговение к малому, и исходя из этого, пробуждали это благоговение"[1, стр.203]

Благоговение к малому – единственное терапевтическое средство против тщеславия. Каждая встреча должна осуществляться на уровне взаимопроникновения.

Основанная на гуманистических принципах, лечебная педагогика утверждает, что человек с нарушениями изначально является человеком, который, несмотря на ограниченные возможности организма, имеет неповрежденный духовный облик. Его состояние можно сравнить с состоянием пианиста-виртуоза, который остается таковым, даже если он бывает вынужден играть на расстроенном и поврежденном инструменте. Благодаря этому неограниченному духовному образу, мы обращаемся с человеком с ограничениям на уровне его духа и уважаем его человеческое достоинство. "Ищи в мире человека, и если ты найдешь человека, ты найдешь мир"(восточная мудрость).

Если обращаться еще и еще к "Лечебнопедагогическому курсу" Р.Штайнера, то мы входим в протекания процесса внутренней индивидуализации. И тогда каждая инициатива должна нести свет, не принцип тотального распространения, но просветление.

Что можно называть презентацией лечебной педагогики? Внутренняя толерантность становится мотто социальной жизни.

В центр своего рассмотрения лечебная педагогика ставит существо человека и приводит нас к духовно-научному пониманию человеческой организации, и становится особой педагогической культурой. Это выражается, прежде всего в атмосфере и содержании самой лечебно-педагогической работы, в стиле отделки и оформлении учебных помещений, особой архитектуре зданий, определенных традициях в организации праздников года, в изготовлении школьного и учебного оборудования, пособий и многом другом.

Лечебная педагогика и социальная терапия, основанная на методологических духовно-душевных исследованиях Р.Штайнера, ставит в иные отношения человека с нарушениями и окружающих его людей. С позиции уважения человеческой индивидуальности, лечебная педагогика и социальная терапия, способствуют пробуждению творческих сил не только у человека с нарушениями, но и сопровождающего его взрослого. Именно поэтому они несут в себе большой обновляющий и культурный импульс.

Антропософская лечебная педагогика как метод не ограничена какой-то определенной сферой: она применима в педагогике раннего детства, амбулаторной лечебной педагогике, в школе, подростковой педагогике и социальной терапии (работа со взрослыми с нарушениями).

На уровне подхода широта проявляется в ее междисциплинарном характере: она объединяет в себе педагогику, медицину, терапию, искусство и социологию. Ее практические формы представляют собой не фиксированный набор алгоритмов, приспосабливаемых к специфической ситуации, в них проявляется общая антропологическая основа, на базе которой осуществляется поиск путей диагностирования для понимания индивидуального человека и соответствующих форм практических действий. Лечебная педагогика стремится дать ребенку с особыми потребностями не только фрагментарный опыт или лечение, а – по мере возможности и потребности – целый мир, помогающий развиваться и обретать опыт.

Это осуществляется не с помощью программ или алгоритмов, а за счет актуального и аутентичного присутствия тех, кто создает этот мир вместе с ребенком. Их практическая работа индивидуальна, однако они связаны опытом, приобретаемым на основе общего понимания человека.

 

 

 

Литература

1. Штайнер Р. Лечебнопедагогический курс, Духовное познание, Калуга, 1995

 

Т.Н.Исаева, к.п.н.

Доцент, МГГУ им. М.А.Шолохова

Россия, Москва

 

tn_isaeva@mail.ru

Телефон:+7 921 9703603

Адрес:irvin06@inbox.ru

Контакт